^ Вверх

Куда идет отечественное здравоохранение?

doctors   По данным «Левада-центра», лишь 15% россиян довольны отечественным здравоохранением. А наш политический истеблишмент утверждает, что со зравоохранием в России все не так плохо. Просто народ по своей дремучести и лени не верит врачу и не хочет к нему идти. Значит, надо заставить! Запретив безрецептурный отпуск лекарств в аптеках, например. К тому же, врачи слишком загружены бумажной работой и мало получают. Поэтому если их подсократить и вооружить компьютером, все наладится само собой. Однако так ли это? Куда на самом деле ведут наше здравоохранение идущие ныне реформы?

Упование на компьютер

   На практике все, не прикрепленные к спецполиклиникам, обслуживающим чиновников и депутатов, прекрасно знают, что попасть к доктору становится все сложнее и сложнее. Ну а к специалисту пробиться может только очень здоровый или феноменально настойчивый и терпеливый человек. Ситуацию пытаются исправить на законодательном уровне. Чаще всего говорят о необходимости «модернизировать» и «информатизировать», как будто компьютеризация и депутатские заклинания спрособны в корне изменить ситуацию.

   По мнению Председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Сергея Калашникова, основной источник проблем – нормативы и медкарты. Именно из-за них доктор не обращает внимания на пациента. Участковый терапевт не имеет права принимать больного дольше 15 минут. Десять минут из пятнадцати врач заполняет карту и прочие документы. Оставшиеся пять минут – говорит с больным, осматривает его, дает рекомендации по лечению. А за дверью кабинета ждет очередь.

   Ассоциация развития медицинских информационных технологий и Совет Федерации предложили свой вариант решения проблемы. Они уверены: бумажную медицинскую документацию должен полностью заменить компьютер. Тогда врачи смогут заниматься пациентам – а не бегать по всей поликлинике в поисках потерявшихся медкарт. Как только здравоохранение будет полностью информатизировано – люди станут доверять ему.

   Правда, если внимательно прочесть План приоритетных действий по информатизации здравоохранения в РФ, оптимизма станет меньше. Единая государственная информационная система здравоохранения, которую планируют создать сенаторы и эксперты, станет первым шагом к тотальному контролю над каждым россиянином. Врачам она, может быть, и поможет, но...

   Программы, которые позволяют доктору «одним кликом мышки» вносит в историю болезни сведения о состоянии пациента, действительно помогают многим медикам. Если государство разрешит сохранить их – информатизация пойдет на пользу здравоохранению. Но пока что планируется, чтобы все врачи во всей России стали работать с одной программой. Среди проектов информационной системы, обязательной для всех врачей РФ, очень мало качественных и удобных. Как только общая медицинская инфосистема заработает, докторам придется готовиться к проверкам. В поликлиники и стационары придут сотрудники федеральной службы мониторинга оснащенности медицинских организаций. За активную (и недостаточно активную) работу с компьютерами медиков ожидает система поощрений и штрафных санкций.

   А тех, кого медики лечат, ждет другой «приятный сюрприз» – Единый национальный идентификатор пациентов. Авторы проекта уверены: идентификатор – вещь очень важная и очень нужная. Тем более что подобные системы уже действуют в ряде европейских стран. Суть идентификатора в том, что каждому человеку присваивают личный номер – к которому прикрепляется вся медицинская информация. Гражданин переехал в другой город? Сведения о его здоровье «переедут» вместе с ним. И доберутся до места назначения быстрее, чем сам человек.

   В дальнейшем к личному номеру пациента хотят прикрепить все сведения о гражданине. Медицинский идентификатор превратиться в общегосударственное досье – в котором отразится вся история жизни пациента. К данным о заболеваниях добавятся данные о местах работы, отдыха, лечения, доходах и налоговых взносах, наградах и административных штрафах. А работодателям больше не понадобятся резюме кандидатов на должность. Зачем, если можно и через интернет узнать о претенденте на вакансию практически всё?

Бумажные медкарты тем временем хотят отменить. Электронным медицинским картам планируют присвоить полноценный юридический статус – чтобы они имели силу и в поликлинике, и в суде. Сенаторы просят Минздрав принять меры, чтобы избавить поликлиники от бумажных карточек. Они надеются: как только врач перестанет возиться с картами и бланками – его отношение к больному тут же изменится. Но так ли это? Вне сферы внимания остается подход, при котором зарплата врача зависит от количества пациентов, попавших к нему на прием – а вовсе не от качества лечения. Современное здравоохранение нацелено не на здоровье, а на показатели. Если по-прежнему не обращать внимания на то, как организован сам процесс лечения, результаты останутся теми же. Даже при самых современных компьютерах.

   Национальный идентификатор пациентов, который стремится «дорасти» до общегосударственной системы досье на каждого россиянина, вряд ли поможет медикам. Впрочем, здоровье граждан вряд ли является его главной целью. Персональные коды нужны не для лечения, а для контроля. А контроль в полицейском государстве, как известно, стремится стать тотальным. Не даром прокуратура уже добивается права отменить для себя врачебную тайну, подобно банковской.

Плоды медицинской централизации

   Есть у медицинской реформы и другая важная сторона – модернизация. Модернизируют не только оборудование, но и саму систему помощи больному. В Москве в 2012 году началась реформа, известная как модернизация амбулаторно-поликлинического звена. Она иллюстрирует то, что должно произойти во всей России – и уже происходит в регионах.    Старые поликлиники и стационары должны заменить многопрофильные суперсовременные центры, где будет все: от врача редкой специальности до томографа, выпущенного в США месяц назад. Такие центры назвали амбулаторно-поликлиническими объединениями. Москвичи все чаще воспринимают реформу как слухи о закрытии больниц. А те, кто попадает к врачу, замечают: докторов реально стало меньше...

   Дело в том, что медцентры создаются на базе старых клиник. 5-6 медучреждений, находящихся относительно недалеко друг от друга, просто объединяют. С юридической точки зрения. От контроля штатной численности медиков законодатель отказался. Сколько будет врачей в учреждении – решать главврачу. Вот доктора и сокращаются. А в больницах (например, в Остроумовской, присоединенной к ГКБ имени Короленко) сокращается число мест в стационарах. Иногда закрывают целые отделения. Даже депутаты уже мрачно шутят, что от модернизации была большая польза – она показала, что происходит, когда огромные деньги направляют не по назначению...

   Строят федеральные перинатальные центры – закрывают сельские роддома. Роженицам предлагают ехать в крупные города – где всего-то за сто километров от дома обязательно окажут медицинскую помощь. Но в "суперсовременных учреждениях" банально не хватает мест. В городе Мышкин горько улыбаются: теперь у нас могут рожать только наши мыши...

   Так происходит во всех медицинских сферах: федеральные учреждения строят, районные – закрывают. Медицинская помощь все больше отдаляется от пациента. Скоро за ней надо будет ездить, как в столицу за колбасой в поздний советский период.

Бесплатным будет только терапевт, у которого на вас останется пять минут

   Кстати, а откуда деньги на модернизацию? Реформу здравоохранения профинансируют сами российские граждане. В полном соответствии с законом.

С января 2013 года медицинская помощь в России уже фактически стала платной. В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 1006 от 4 октября 2012 «Об утверждении правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг» гражданин должен платить за «самостоятельное обращение» за помощью. А это любой поход к врачу-специалисту без направления от терапевта. «Постановление фактически означает платность любого лечения. Ожидаю социального взрыва. Только представьте себе: люди приходят в поликлиники, а им говорят – вот касса, или сидите в очереди к терапевту, а терапевты-то с этим справятся?» – говорит Президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский.

   Еще одно достижение финансовой части реформы здравоохранения: в соответствии с тем же Постановлением Правительства от 4 октября 2012 года медучреждение вправе брать деньги, если человек лечится «на иных условиях», чем предусмотрено в государственных, территориальных или целевых программах лечения. Стоит доктору немного отклониться от утвержденного Минздравом стандарта медицинской помощи – и пациент тут же «имеет право» оплатить лечение.

   В сферу влияния финансовой реформы попала даже «скорая». С 2013 года она финансируется системой ОМС. За помощь гражданину, предъявившему бригаде «03» страховой полис, заплатит государство. За помощь человеку без полиса – региональный бюджет, если у него хватит ресурсов. В рамках модернизации в Москве хотели организовать платные VIP-бригады «скорой помощи» – способные приезжать к пациенту быстрее, чем обыкновенная «скорая», и оказывать «дополнительные услуги на дому». После январского обсуждения в прессе тему VIP-скорой больше не поднимали. Прозвучали лишь пояснения: платные бригады могут начать работать в системе добровольного медстрахования...

   Медпомощь становится платной – а врачей становится меньше. Как только объединяются поликлиники – увольняются доктора. Оставшимся врачам приходится принимать не по 15, а по 60 человек в день. Правда, за лечение им заплатят больше – но это уже никак не скажется на качестве работы перегруженных медиков. О какой профессиональной помощи может идти речь, если на каждого из 60 пациентов выделено по 5 минут? Если только сунуть каждому приходящему по пачке арбидола на все случаи жизни...

Главный смысл реформы - переход на платное здравоохранение

   Главной целью реформы здравоохранения объявили качество медицинской помощи. И модернизация, и информатизация должны «разгрузить» врачей и улучшить их работу. Но пока сбываются лишь прогнозы относительно Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан». Еще в 2011 году эксперты предупреждали: «право гражданина» заплатить за медицинскую помощь и деление помощи врача на «обязательную» и «дополнительную» приведут лишь к одному – медицина станет платной. Правда, никто не предполагал, что Правительство издаст Постановление, в котором обяжет людей платить за посещение любого врача, не являющегося терапевтом. Люди считали: плату за лечение будут требовать лишь периодические – ссылаясь на расплывчатые формулировки закона.

   Но реальные результаты реформы будут другими. Единый национальный идентификатор пациентов станет первым шагом к тотальному контролю за гражданами. За медицинскими данными последуют финансовые, пенсионные, семейные... То, что позиционировалось как благо для пациента, станет для него серьезной опасностью. Врач будет видеть сведения о вкладах и кредитах, работодатель – о заболеваниях и штрафах ГИБДД. Комфортно ли будет человеку жить в таких условиях – и будет ли он в безопасности?

   Что касается модернизации, то расходы на ремонт больниц и обновление оборудования в них практически полностью переложили на плечи граждан. Кому-то перекрыт доступ к лечению: в трудной жизненной ситуации о кардиологе и гастроэнтерологе придется забыть. Что не прибавит ни здоровья, ни сил для решения проблем. Если медицинские учреждения станут придерживаться «буквы закона», подавляющее большинство визитов к врачу станут платными. Единый национальный идентификатор не защитит пациентов – и не поможет отстоять их право на жизнь и здоровье. А модернизация пока что касается лишь формы здравоохранения. В ущерб его содержанию.

   В центре внимания реформаторов – стены, аппаратура и финансы, «за кадром» - человек. Пациент и врач. Похоже, они вообще сейчас никому уже не интересны. Но бесконечно так продолжаться тоже не может. Значит, настоящие реформы еще впереди.

 

Источник Аргументы ру