^ Вверх

Специальная оценка условий труда, эпизод №2

attestaciaНа прошлой неделе в Госдуме состоялся представительный круглый стол, на котором обсудили законопроекты о специальной оценке условий труда. Пакет поправок, изменяющих систему оценки рабочих мест на предприятиях и в организациях, "условно поддержан" ФНПР - в компромиссном варианте.

 

КОМПРОМИССЫ И ОБЕЩАНИЯ

В мероприятии участвовали представители профсоюзов, государства и работодателей, эксперты и ученые. Им представили "предпоследний" вариант проектов (базового закона и пакета поправок к законодательству), которые доработаны Минтрудом с учетом договоренностей, установленных на рабочей группе по доработке "законов о спецоценке".

Кроме круглого стола, в Госдуме состоялось еще одно заседание рабочей группы. Стороны соцпартнерства и депутаты договорились о корректировке документов с учетом поступивших претензий, замечаний и предложений. Рабочей группе удалось договориться, что одобрение законов состоится только после того, как правительство разработает и предъявит соцпартнерам проекты "сопутствующих" подзаконных актов, необходимых для реализации этих будущих законов. Причем проекты нормативных актов должны быть согласованы в установленном порядке с Российской трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений. В таких условиях профсоюзы сочтут возможным не возражать против принятия этого пакета поправок к законодательству.

По прогнозам почти всех присутствовавших, голосование по проектам во втором чтении пройдет еще в осеннюю сессию, то есть до конца года. Большинство положений этих двух законов, если их до конца года одобрит и подпишет президент, вступит в силу уже в будущем году. По просьбам работодателей и предложению государства устанавливается некий переходный период до 2016 года. (Это компромисс - на случай если работодатель не успевает "приспособиться".) Создание "банка данных" - Федеральной государственной информационной системы учета результатов спецоценки - в планах с 2016 года.

Председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрей Исаев напомнил, что стороны РТК требовали доработать документы и до принятия их Госдумой в первом чтении, и после. По его словам, при доработке проекта рабочая группа сумела значительно продвинуться "по пути достижения взаимоприемлемых решений". Однако не урегулирован ряд спорных вопросов, в основном между профсоюзами и работодателями. Это, например, проблемы пенсионного обеспечения занятых на вредных производствах работников (сохранение пенсионных обязательств перед "досрочниками"). А также объема обязательных требований к экспертным организациям, проводящим спецоценку. Дискуссионным остается и вопрос о роли профсоюзов при проведении спецоценки: профактив настаивает на полноценном участии вплоть до "контрольных" возможностей, работодатели - на "учете мнения" и "консультативной" функции представителей работников, а государство призывает всех конструктивно сотрудничать на основе соцпартнерства...

Руководитель подкомитета по трудовым отношениям при комитете ГД по труду Михаил Тарасенко подтвердил, что при подготовке документов ко второму чтению в рабочей группе договорились о ряде важных изменений. Так, сохранили институт госэкспертизы условий труда, каковая первоначальным вариантом фактически упразднялась; теперь же, по словам депутата, "ее значение существенно повысится". Как говорит депутат, если по оставшимся спорным вопросам стороны соцпартнерства так и не договорятся, "Дума может принять политическое решение - в виде вынесения проектов на второе чтение на пленарное заседание, на котором они будут рассмотрены".

Как считает замминистра труда Сергей Вельмяйкин, при доработке проекта государство и стороны соцпартнерства смогут выстроить такую систему, при которой работникам будет гарантирован уже достигнутый уровень соцобеспечения. По словам Вельмяйкина, в "переходных" нормах записано, что "достигнутый уровень соцгарантий, фактически предоставляемых работнику по состоянию на декабрь 2013 года, не может быть снижен". Замминистра кратко рассказал о пороках советской системы охраны труда и поделился ощущением, что теперь система станет гибкой: "Нигде в мире не было такой всеобъемлющей институции, как списки; это чисто советское изобретение, которое изменяется - это веление времени. Однако мы не ставим перед собой задачу отмены списков". Вельмяйкин убеждал присутствующих в том, что "закон нужно принимать, тогда он заработает уже с будущего года, и станет формироваться хоть какая-то правоприменительная практика. Да, она не будет сразу устраивать все стороны социального партнерства, обязательно выявятся шероховатости, и мы их устраним".

Руководитель профильного департамента Российского союза промышленников и предпринимателей Марина Москвина упомянула о "концептуальной поддержке" проектов работодателями и порадовалась за конструктивную атмосферу в рабочей группе. И тут же "выкатила" пакет требований ("в РСПП поступило более 200 дополнений и замечаний по проектам"), которые, по мнению РСПП, необходимо учесть в законах во втором чтении. Как заявила Москвина, работодатели будут настаивать на включении в проекты дополнений, которые в РСПП считают ключевыми. Так, нужно исключить "возможность одновременного предоставления работникам всех видов компенсаций при наличии на рабочем месте вредных производственных факторов", причем "вне зависимости от их класса и вредности". Далее - внедрить "упрощенный механизм декларирования безопасности рабочих мест" (это при заложенном в проекте "сложнейшем" принципе - оценка экспертами раз в пять лет).

Москвина заявила также о "нецелесообразности" планируемых поправок к КоАП и УК, вводящих жесткие санкции за нарушение норм охраны труда и уклонение от "обновленной аттестации". Зато представителя РСПП порадовала либерализация "норм оценки установления класса воздействия на организм вредных факторов в зависимости от использования средств защиты", по которым "класс условий труда можно будет снижать". По данным "гильдии олигархов", подобный подход "в целом соответствует стандартам стран ОЭСР и ЕС". Правда, Москвину огорчила принятая рабочей группой "новация о возможности снижения класса условий труда только на один", и представитель РСПП многообещающе заметила: "Наверное, сейчас мы вынуждены с этим согласиться, но к вопросу надо будет вернуться позже, на этапе анализа правоприменительной практики". (В переводе: уже в будущем году работодатели могут "внести депутатами" законопроект, упрощающий этот порядок.)

По проблеме декларирования работодателем безопасности рабочих мест представитель РСПП считает необходимым "учесть возможность определения определенного круга работодателей, которые могут просто декларировать под свою полную ответственность соответствие рабочих мест предусмотренным нормам - без проведения спецоценки". Прежде всего это касается индивидуальных предпринимателей, МП, НКО и вообще предприятий, "в которых сейчас статистически не установлены случаи возникновения ущерба и вреда здоровью работников, - ведь надо учесть уроки аттестации рабочих мест, когда большинство ИП и организаций малого бизнеса так ее и не провели". По словам Москвиной, необходимо работодателю "дать возможность решать, каких специалистов ему приглашать для подготовки декларации", ибо "нужно исходить из реальных возможностей проведения спец-оценки миллионов рабочих мест и в том числе возможностей организаций, которые должны ее проводить". Мол, работодатель-то ситуацию в отрасли и на территории получше экспертов знает...

Говоря о проблеме введения негосударственных досрочных "корпоративных" пенсий, Москвина подтвердила, что РСПП считает необходимым выделить эту часть закона-спутника в отдельный законопроект. Тогда как авторы проекта свалили все вопросы в один документ и не разработали специальный "пенсионный" законодательный акт прямого действия. Это, пожалуй, единственный момент, в котором работодатели и профсоюзы вполне солидарны...

ПОЗИЦИЯ ПРОФСОЮЗОВ

В доработанном варианте не вполне учтен ряд требований профсоюзов. Так, проекты могут ухудшить нынешнее положение пенсионеров-"досрочников". По мнению ФНПР, положения представленных документов (прежде всего ст. 13 "закона о спецоценке") осложняют "установление прав на досрочное пенсионное обеспечение". Для преодоления этого нужен не "техминимум" на 5 лет, заложенный в проекте, а комплексная оценка профрисков ухудшения здоровья работника (предполагает не только "анализ" условий труда, но и оценку состояния здоровья работающих, и определение степени тяжести последствий для их здоровья - по инвалидности и т.д.). По мнению ФНПР, в законодательстве можно допустить переходный период для производств и профессий с экстремальными уровнями профрисков. Но на это время порядок определения пенсионных прав "досрочников" должен основываться на ряде дополнительных сведений. Это: 1) данные о состоянии условий труда и трудового процесса "неустранимо-объективного" характера (работы в запыленных лавах, подводные, газо-горноспасательные и пожарные работы); 2) данные об уровне травматизма и профзаболеваемости (коэффициент риска развития профзаболевания, тяжесть заболевания, темпы прироста хронической патологии, уровень смертности, средняя "цифра" продолжительности жизни).

Кроме того, в законе-спутнике содержатся нормы, не позволяющие сохранить право работников на досрочную пенсию в полном объеме, с соблюдением условий, установленных в действующих законах. Пока такое право предоставляют Списки № 1 и № 2, которые относят работу сотрудников к профессиям с особыми условиями труда. А в "законе о спецоценке", декларирующем временное сохранение "списков вредности", заложен принцип перехода от защиты групп работников (профессий, должностей) к индивидуальной оценке условий труда. Это приведет к неравноправию в зависимости от места работы: люди одинаковых профессий, но занятые на разных предприятиях с различными условиями труда, получат от работодателей совершенно разные "соцпакеты". Для решения этой проблемы разработчики заменили характер защиты с публично-правового (гарантируется государством) на договорный (обеспечивается работодателем). Это чревато давлением на работника и произволом работодателя - например, принуждением работника "влиться" в корпоративную пенсионную систему.


Комментарии

Виталий Трумель, секретарь ФНПР:

- На основании этих проектов будет проводиться спецоценка условий труда, определяться классы условий труда, чтобы устанавливать страховые тарифы и подтверждать основания для начисления профессиональных пенсий. Вопрос - насколько качественной будет эта оценка? Ситуация неоднозначная, много сомнений. Прежде всего - вопрос снижения класса условий труда в зависимости от эффективности СИЗ. Здесь масса тонкостей: насколько правильно эти СИЗ носятся, кто и как учит работника носить СИЗ? У нас нет нормативной базы, чтобы правильно научить работника пользоваться СИЗ. А есть только типовые нормы о том, что такие-то СИЗ должны быть в определенных условиях труда. Сегодня никто не гарантирует, что те или иные СИЗ, имеющие сертификаты качества, будут удовлетворять тем требованиям, которые в этих сертификатах указаны. Мировая практика показывает, что СИЗ - не благо, а определенный вред для работника, вынужденная мера. С одной стороны, они защищают, с другой - накладывают нагрузку на органы дыхания, на органы слуха и в целом усиливают тяжесть и напряженность трудового процесса. Предстоит еще немало дискуссий по данному вопросу, и нет уверенности, что мы здесь достигнем компромисса с работодателями.

Еще один момент, который нас беспокоит, - норма законопроекта о факторах производственной среды, трудового процесса, оцениваемых при спецоценке. Сейчас есть классификация вредных, опасных производственных факторов - ГОСТ. Плюс эта классификация отражена в действующем "Руководстве по оценке условий труда и критериям классификации условий труда". А те факторы, которые отражены в новом документе, не совпадают даже по количественным характеристикам с теми, которые в действующих документах. И велика вероятность того, что многие вредные факторы не будут учитываться при оценке условий труда. В проекте дано понятие классификации условий труда, но ее понятийный аппарат теперь отличается от того, который заложен в действующем руководстве. К участию разработчики, видимо, не привлекали ни физиологов, ни гигиенистов - только лиц, заинтересованных в той или иной норме, чтоб в дальнейшем при оценке можно было бы руководствоваться этими положениями и "оперировать" классами условий труда, снижая их произвольно...

 Игорь Шанин, секретарь ФНПР:

- Основная тема дискуссий - защита работников от ущемления их прав на безусловность и обязательность защиты (когда признано, что они находятся и работают в особых условиях труда). Есть опасение, что законопроекты не в полной мере решают эту проблему. Нам разработчики говорят, что вопрос решен, потому что Списки сохраняются. Да, все документы, которые сегодня готовят в рамках пенсионной реформы, пока сохраняют тот комплекс прав (на "защиту временем"), который предусмотрен для работника в этом отношении. Но если этот работник завтра признается, что он работает в особых условиях труда, то, по закону о спецоценке, вдруг появляется "вилка": оказывается, он должен будет выбирать себе систему защиты. То есть безусловность решения данного вопроса по отношению к работнику становится условной, и вопрос до сегодняшнего дня не решен. Выбор может быть у работодателя, мы же не указываем ему, какой у него должен быть страховщик. Да, страховщик может быть любой, но этот страховщик должен работать на одних и тех же условиях, с одной и той же нормой обеспечения пенсионных прав. Эта норма должна быть одинаковой, а не различной у разных страховщиков по одному и тому же виду риска. Столь жесткого условия в документе нет. Так что соответствующая статья проекта должна быть пересмотрена: на человека, признанного работающим в особых условиях, нельзя перекладывать ответственность выбора. Иначе затем ему скажут: ты сам выбрал, и все. Он должен быть защищен изначально.

 

Предыдущие публикации, затрагивающие тему спецоценки труда, – в "Солидарности" №№ 27, 33, 38, 39, 40, 45, (2013)

Ознакомится с проектом закона "О специальной оценке условий труда" можно здесь

 

Источник:

газета "Солидарность"